?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Анн Бренон

САРАЦИНСКИЕ ГОРОДА

ПАСТУХ В ИЗГНАНИИ (1312 - 1324)

Зима катаризма

Том 3

ПРАВДИВЫЙ РОМАН О ПЕЙРЕ МАУРИ ИЗ МОНТАЙЮ

Посвящается моим друзьям и единомышленникам. Доминику Морису в снежном замке. Жозефу Доветто, Николь Реффе и Эвелин Шамон в Каркассоне небесном, воистину.

«Герой – это никто иной, как человек во всей его человечности, в противоположность человеку рыночному. Он также противостоит человеку, униженному перед Богом. Человечность без героизма хороша для Бога или для рынка»

Оливье Ролен. Бумажный тигр.

«Они нe yбили eгo и нe pacпяли, нo этo тoлькo пpeдcтaвилocь им; и, пoиcтинe, тe, кoтopыe paзнoглacят oб этoм, - в coмнeнии o нeм; нeт y ниx oб этoм никaкoгo знaния… Oни нe yбивaли eгo, - нaвepнoe, нeт, Бог вoзнec eгo к Ceбe: вeдь Бог вeлик, мyдp!»

Коран. Сура IV, стих 156.

«Я смиренно преклоню колени перед святостью, но въеду на коне во мрачные храмы среди ветхих святынь, чтобы ниспровергнуть идолов».

Мишель Серр. Раскаленный добела.

Предисловие. Правила игры.

           Вниманию читателей, как тех, кто уже знаком с Гильельмой и Пейре Маури, так и тех, которые впервые заглядывают в «Зиму катаризма», предлагаются некоторые очень простые знаки, призванные хоть немного указать путь.

Различные тома, формирующие «Зиму катаризма», не написаны в хронологическом порядке; они просто связаны одной и той же «красной нитью», одной идеей, одной и той же исторической реальностью. Их можно читать в любой последовательности, потому что каждая из них представляет собой внутренне независимый мир, но они составляют взаимосвязанное и логическое единство.

«Сарацинские города» - это еще один фрагмент мозаики. Общая же картина, как я себе представляю, должна передать в красках и во плоти исторический контекст первой трети XIV-го века, когда в Окситании под ударами Инквизиции погибла Церковь добрых людей. Зима катаризма. Вот почему я решила писать книгу относительно литературного характера – «реальный роман», призванный придать цвет, яркость и звучание судьбам нескольких персонажей, живших в тот исторический период.

          

Это не истории из жизни великих знаменитостей, но людей из народа. Бедняков. Пастухов и горцев из Монтайю, жертв голода и податей сеньоров. Мы встретим ткачей из Тулузен, крестьян из Альбижуа. А, кроме того, еще и еретиков. Заблуждающихся, с точки зрения властей придержащих их времени; людей, которых эта власть раздавила. Однако сегодня архивы, где содержится история репрессий против них, позволили, как это ни парадоксально, узнать этих людей более глубоко, чем сильных мира сего, в их шелковых одеждах и золотых ризах – пап, королей, графов, епископов и инквизиторов.

В романе «Нераскаявшаяся» изложена жизнь юной Гильельмы Маури из Монтайю, между 1305 и 1309 годами. Ее страсти и страдания, ее несчастливый брак и любовь к еретикам, ее дороги между графством Фуа и Тулузен.

«Пастух в изгнании» - это общее название биографии ее брата Пейре, великого пастуха, перегонявшего стада через Пиренеи, и беглеца из-за ереси: «Сыны Несчастья» составляют первый том этой биографии. Это рассказ о годах его юности - между 1300 и 1311 годами – когда Пейре Маури, родом с окситанских склонов Пиренеев, открыл для себя веру добрых людей и встал перед выбором - покориться или сопротивляться несправедливости и религиозным преследованиям. Как и его братья и товарищи, тоже сыны Несчастья.

«Сарацинские города» - это конец (если здесь вообще возможен конец) и основная часть истории Пейре Маури. Она восстановлена год за годом, день за днем, так подробно и точно, как это только возможно. С 1312 до 1324 года славный пастух ведет новую жизнь в сарацинских городах своего изгнания, на арагонских склонах Пиренеев. Ведет до тех пор, пока Жак Фурнье, инквизитор Памье, не начал свою охоту на людей, на ставших беглецами добрых верующих и их неоднозначного пастыря, Гийома Белибаста.

В то же самое время, между Лаурагэ и Гасконью, добрый человек Пейре из Ла Гарда, удачно ускользает из ловушек инквизитора Бернарда Ги и пытается, вместе со своим послушником Пейре Фильсом из Тарабели, организовать последнее настоящее религиозное сопротивление катаров. Рассказ об их жизни составит четвертый том: «Выжившие».

           В пятом томе, «Зима катаризма, источники и история», будет сделана попытка исторического синтеза научных поисков и разработок, очень подробная и в чем-то новаторская, на основе средневековых текстов и документов, являющихся базовыми для этого собрания «реальных романов».

Поскольку цель данной книги – как можно глубже и полнее погрузить читателя в самое средоточие мира последних окситанских катаров, заставить его оказаться в начале XIV-го века, я позволю себе несколько замечаний относительно того, как надо читать эту книгу.

1.      Все персонажи, названные в книге полным именем, существовали реально, и не только главные герои. Второстепенные герои, персонажи дальнего плана или те, о которых только упоминается. Все. Отдельные персонажи, не названные точно (пастух, сарацин, блондинка…), являются выдуманными для связности повествования в рамках его правдивости.

2.      Их идентичность, их роль и судьба, а также их характеры максимально совпадают с тем, что было на самом деле, по крайней мере, с тем, что мы можем найти в средневековых текстах. Очень многое взято из того, что говорили они сами, оказавшись перед трибуналом Инквизиции.

3.      Имена героев даны в их оригинальном окситанском звучании. Таким образом, здесь мы встречаем имена Пейре и Бернат, Андрю и Бертомью, в то время как в наши дни на французском языке эти имена звучат как Пьер и Бернар, Андре и Бартелеми. В некоторых женских именах изменены окончания – Гильельма, Раймонда, Бланша.

4.      Фамилии героев даны в соответствии с той традицией их написания и произношения, которую заложил Жан Дювернуа, и максимально приближены к современной форме, в какой они сейчас употребляются в Пиренейских горах. Теперь они произносятся как Клерг, Марти или Бэйль…

5.      Привередливый читатель может заметить, что почти все мужчины в начале XIV-го века на Юге Франции носили имена Пейре, Гийом, Раймонд, Бернат или Арнот, и может отнести это на счёт недостатка воображения автора. Но это было бы неправильно. Таков был обычай тех времён. Хотя имена Фелип (Филипп), Жаум (Жак) и даже Жоан (Жан) тоже встречаются. Так же часто встречаются прозвища.

6.      Подвергавшиеся преследованиям христианские монахи-диссиденты, о которых повествуется в данной книге, это именно те, кого Инквизиция называла «катарами», «еретиками» и «совершенными». Сами они не называли себя иначе, как «христиане», а их верующие называли их «добрыми христианами» и «добрыми мужчинами»… И «добрыми женщинами», когда еще были добрые женщины.

7.      Литургия и проповеди добрых людей – особенно Пейре и Жаума Отье, или Гийома Белибаста, как правило, точно перенесены из оригинальных текстов. Автор редко позволяла себе вмешиваться в диалоги между добрыми людьми и верующими, причем некоторые из этих диалогов переданы нам ими самими. Так же, как можно понять, и в основной ход событий.

8.      В конце книги находится алфавитный список персонажей, позволяющий читателю в любое время выяснить их дальнейшую судьбу – если она нам известна.

9.      В конце книги также есть небольшой глоссарий с окситанскими терминами, уже вышедшими из употребления, и по этой причине трудными для понимания.

10. В заключение приводится хронология событий из жизни героев и их близких, для того, чтобы лучше вписать роман в контекст правдивой истории жизни Пейре Маури, а историю его жизни – в контекст Истории как таковой.

Автору остается только пожелать читателю углубиться (с помощью каждой страницы этих книг) в зиму катаризма, в мир зверств и страданий, но не захлебнуться и удачно переправиться через него.

Это трагический универсум – но он все еще наш.

И с радостью достичь другого берега.

Profile

guillelme
guillelme

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com